Несносный наблюдатель (cema) wrote,
Несносный наблюдатель
cema

Вчера

Вчера была годовщина, я не хотел писать тематического.

День был хороший, солнечный, и я решил по пути домой заехать на кампус. Вверх-вниз по дорожкам, студентов в тот час немного, всё вокруг родное. Зашёл в библиотеку, подышать библиотечным воздухом, заглянул и в компьютерную. На livejournal.com стал, по мозильно-оперной привычке, открывать эксплорером интересные заметки в отдельных окнах, тут они все и попáдали.

Здание библиотеки стоит на холмике с торца такой вытянутой лужайки, вроде молла в центре Вашингтона, её так и называют: молл. Он весь травяной, и по траве ходят, но на случай дождя или велосипеда проложено немало бетонных дорожек, а ещё по склону холма спускается лестница. Короткий пролёт, небольшая площадка, ещё пролёт — и подошва склона, тут лестница уже не нужна.

Вчера на площадке были двое военных. Юноша и девушка, ровесники студентов, да и сами вполне могут быть студентами, это иногда сочетается как-то, не знаю деталей. Они стояли в парадной форме, с опущенными головами, опираясь на винтовки. Позади них на столике лежали простые вещи: фотография горящего WTC, фотография Пентагона с рваной раной в боку, и кустарно сделанный коллаж из Пенсильвании: фотографии кратера, слова пассажиров рейса 93 ("мы решили бороться") и их родных. Студенты тихо сидели на скамеечках, кто-то занимался, кто-то так. Некоторые подходили к столику, по одному. Появились ещё двое военных, потоптались немного, затем сменили караул. Все моложе меня почти наполовину. Никого больше рядом не было.

Год назад я узнал, что Air National Guard pilots ordered to intercept Flight 93 did not have enough air-to-air ammunition to down the plane. So they decided to ram the plane, if need be. Но пассажиры подрались с захватчиками, те сами направили самолёт в землю, и пилотам не пришлось идти на таран.

Эти, средневековые, они с кем решили воевать? Придумали себе Америку... ну это каждый делает, из великих вон Бродский об этом писал. И всякий рисует её для себя по своим лекалам, взгляд необходимо ограниченный, хотя и складывается в мозаику представлений. Но что они выдумали? Какого-то монстра, ведущего крестовый поход против исламского, понимаете ли, божественно светлого мира? Зажравшегося изнеженного потомка истощённого декадентством Древнего Рима? Денежный мешок на тоненьких ножках?

Слепые.

А хотя я их тоже не узнал. Точнее, не разглядел. Шёл однажды по аллее магазинов, а навстречу мне — пародия на Мубарака. С такими же резкими, карикатурными чертами лица. Но только неживое лицо какое-то, маска, застывшая в гримасе отвращения. Меня это так поразило, что я задержался взглядом дольше, чем это позволяет приличие. Маска посмотрела не меня, но кроме ненависти, в её глазах ничего не было. Лицо не ожило. Чтобы вызвать какую-нибудь реакцию, я совсем уже невежливо уставился, просто вылупился на него. Но маска ненависти никак не изменилась.

Лицо это мне так запало в память, что когда его показали по телевизору, вскоре после 9/11, я его сразу узнал. Оказывается, они в одном из этих магазинов, в хозяйственном, купили те самые ножи для резки картона. Мохаммед Атта и его группа. Но группа не запомнилась: обычные афроазиатские типы, каких тут множество. А Мохаммед запомнился.

Что они видели своими слепыми глазами?

И что видим мы?

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments